Бендериада. Кредит для простака.

Карлсон: Нет, я так не играю! Я просто вне себя! Но если я получу какой-нибудь небольшой подарок, то возможно, все же, повеселею…

Астрид Линдгрен, «Карлсон, который живет на крыше».

Используя слово «манипуляция», мы чаще всего понимаем его так: один человек психологически воздействует на другого, получая при этом необходимые выгоды, тогда как «жертва» неосознанно поступает так как нужно «манипулятору». При этом все остальные считают себя умными и застрахованными от всякого рода манипуляций.

Манипулирование с целью получения материальной выгоды – как раз наш случай. Но вы же понимаете, что кто попало добровольно «жертвой» не станет. Тут надо суметь подтолкнуть человека к цели опосредовано. Ненавязчиво, так сказать, подвести его к нужной мысли. Как? По-разному.

Всегда есть, как я определила, условный процент «дураков» – потенциальных  «жертв». По моим наблюдениям, большое их количество скапливается по деревням и селам. Только получить от них каких-либо материальных благ невозможно в силу отсутствия у них изобилия этих самых благ.

Есть так же всевозможные кредитные учреждения, где материальные блага водятся в изобилии.

Осталось придумать такое воздействие на «жертву», что бы она добровольно и безропотно обратилась в кредитное учреждение и принесла вам оттуда вожделенные купюры на блюдечке с голубой каемочкой. Если «жертв» будет несколько, то можно рассчитывать на солидный «куш».

Итак, вернемся к мотивации. Тут весь вопрос в технике. Как подвести другого человека к нужной мысли? Обратимся к Карнеги: описать человеку все достоинства предлагаемого проекта, делая упор на том, что важно ему. Заинтересовать. Доказать очевидную выгоду.

Не наш случай - если собеседник не идиот, то откровенную дрянь всучить все равно не удастся. То есть, игра ведется, в общем, на равных.

Ну, а если выгода не очевидна? Тем более - если то, к чему вы склоняете «жертву» ей лишь вредит? Как тогда вам удастся настоять на своем? Как сделать так, что «жертва» без всякого сопротивления сделает неприятные дела, поступит поперек собственной воли?

Да запросто!

- Пой, пой, медвежонок Пух, веселись и развлекайся. Под ореховым кустом. Кое-кому удается.

- Что случилось, Иа? У тебя грустный вид.

- Грустный? Отчего бы это? Сегодня же мой день рождения - посмотри на все эти подарки. - Иа-Иа помахал ногой из стороны в сторону. - Посмотри на именинный пирог!

- Подарки? - сказал Пух. - Именинный пирог? Где?

- Разве ты их не видишь?

- Нет, - сказал Пух.

- Я тоже, - сказал Иа-Иа. - Это шутка, - объяснил он. - Ха-ха.

А.А. Милн, "Винни-Пух и все, все, все."

Чувство вины. Мощнейший рычаг для манипулирования. Причиной этому являются глубокие его корни, уходящие в детство. По сути своей вся история человечества - это история развития общественных запретов.

Стыд и вина - рычаги, при помощи которых общество управляет своими гражданами, а родители - своими детьми. Ребенок в нас - наиболее уязвимая для манипуляции часть психики (как и реальное дитя). Таким образом, мы пойдем по пути наименьшего сопротивления: используя чувство вины «жертвы».

Теперь штрихи к портрету «жертвы»: представляется, что это должен быть одинокий  больной человек предпенсионного возраста, утративший иллюзии о «халяве», а лучше – никогда и не питавший их. Житель поселения с низким уровнем жизни, но многоканальным телевидением. Эдакий работяга с гипертрофированным чувством ответственности, укоренившимся еще при социализме. Этот человек никогда не смог бы найти себя в творчестве, потому как с этим у него полный швах на генетическом уровне. Нет такого звена в ДНК. Вся недюжинная энергия - на консервирование выращенного на огороде томата. Человек безработный, но не маргинал. Без вредных привычек, но с идеей реализовать себя напоследок в каком-нибудь незамысловатом деле и немного подзаработать, что бы купить «популярную» суперхренорезку «как в рекламе».

Декорация.

Работодатель. Человек-которому-все-должны

Власть и энергия в данном случае - не более чем условность, но это «работает». Кто платит - тот и музыку заказывает, то есть - поворачивает межличностные отношения со своим должником так, как ему по каким-то причинам нужно.

Ваша задача состоит в том, чтобы в максимально короткий срок (желательно - за две-три фразы) совершенно обескуражить «жертву». Изумить до полной неузнаваемости. Сделать его на несколько минут невменяемым. Положительно невменяемым: предложить заработную плату в 10 больше, чем «жертва» может себе представить.

В результате такой процедуры психика «жертвы» на короткий срок расстраивается. Затем, распавшись на куски, сознание собирает себя вновь. Пока оно там собирается – на подсознательном уровне «жертвы» формируется образ благодетеля. Ваш образ.

Теперь притупите бдительность – расскажите «жертве» о том, что возлагаете на нее большую ответственность и надейтесь на ее порядочность в выполнении работы. Работы, которая в том числе связана и с финансовой стороной – поскольку «жертва» теперь «большой начальник» и отвечает за выдачу зарплаты рабочим. Рабочих много, поэтому и денег много…

При таких обстоятельствах «жертва» обязательно почувствует неловкость и нелепое ощущение собственной вины. Потому что сумма, которую вы назвали чрезмерно велика, - на социалистических стройках «жертва» выполняла такую работу задаром. Теперь ей обеспечена депрессия, и это - закон. Поскольку в деньгах энергии «жертвы» нет, это провоцирует расцвет и глубокое укоренение чувства вины.

А на вас теперь распространяется чувство «дарителя небесной манны».

За кулисами

Сейчас можете смело приступать к реализации преступного замысла. Подавленная неожиданным счастьем «жертва» выполнит любое ваше распоряжение. Тут уместно будет подсунуть ей кредитный договор с банком и анкету заемщика. Справка об уровне заработной платы «жертвы» за несуществующие 3 последних месяца, надеюсь у вас уже готова.

Позже отведите «жертву» в банк, получите кредит – тысяч в 300 рублей и можете раскланяться.

Антракт

Что делать дальше?

Во-первых: примите на работу побольше «жертв» единовременно – они все равно не успеют вступить между собою во взаимоотношения, будучи собранными из разных населенных пунктов. Надеюсь, вы догадались, что кредитный договор уместно подписать в день приема «жертвы»  «на работу».

Во-вторых: после удачно проведенной операции целесообразно озаботиться об опустошении счетов фирмы и уходе в тень, - «жертва» может обратиться в правоохранительные органы, когда получит уведомление о срочном погашении задолженности по кредиту.

В-третьих: учтите, что есть порода особо неугомонных «жертв». Они обратятся в полицию, прокуратуру, суд. Поэтому лучше сразу перевести права на все имущество на родственников или доверенных лиц.

Занавес.

Думаете, это бред сумасшедшего юриста? Отнюдь, – это современная действительность.

Передо мною лежат материалы уголовного дела №…, рассмотрев которые ….судья N приговорил (ФИО преступницы), признать виновной в совершении мошенничества в крупном размере. Угадайте с 3-х раз этот размер? Правильно – 300 000рублей!

Теперь предлагаю и нам рассмотреть эти материалы. Обещаю: будет педагогично и познавательно.

- Костик!!! Чего она хочет?!!

- Кто?..

- Маргарита Павловна!

- Вас!.. Вы ей нужны! Именно так выражается ее потребность в мировой гармонии.

- Но это же… Невозможно!

- Как знать…

Телефильм «Покровские ворота».

Лист дела № …. В протоколе допроса обвиняемой (ФИО преступницы) кто-то посторонний красиво вывел:

«…Виновным себя в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ признаю полностью…»

Это невозможно! – воскликните вы, - Подделывать признательную надпись за совершенно невиновного человека,  пострадавшего от действий лжеработодателя – мошенника… Как такое вообще допустимо!

Увы, допустимо. Особенно когда позиция следствия разваливается.

Хотя, можно предположить, что следователь случайно на секунду отвернулась и в тот же миг какой-нибудь затаившийся злопыхатель настиг из недр тайного убежища лист дела №…, и тут же незаметно исчез, оставив в протоколе допроса признательную запись. Всякое бывает…

Лист дела №…. Следственный отдел направляет в банк представление:

«… допрошенные в качестве обвиняемых NNN и NNN показали, что оформить кредит на свое имя их попросили сотрудники (вообще то - хозяева) ООО «…» NNN  и NNN, выдав им фиктивные справки о месте работы… с указанием заработной платы…, после получения кредитных средств, забрав деньги у обвиняемых обещали оплачивать данные кредиты.»

Представители благородной и уважаемой фирмы ООО «…» упоминаются в качестве иллюстрации персонализированного мошенничества обвиняемых.

Нехорошо-с репутацию честных людей марать упоминанием о них в контексте преступных действий других. Они работают, платят налоги. Устают, бедолаги. Зачем же их обижать? Или - расчет на то, что на фоне таких честных и хороших NNN и NNN ужасные преступники предстанут в особо неприглядном виде – что невероятно педагогично в назидание всем остальным преступным элементам:

«Кроме того, данные случаи не единичны, в ОВД по … району поступают многочисленные заявления от граждан, оформлявших в период 2008 года кредитные договоры на свое имя и впоследствии передавая денежные средства сотрудникам ООО «…», при этом предоставляя в банк фиктивные справки с места работы ООО «…», при этом никогда не работая в данной организации. Сама организация ООО «…» является постоянным клиентом ОАО «…банк» и имеет лицевой и расчетный счета в данном банке».

 Не спрашиваю, зачем эти граждане коллективным бараном добровольно и радостно прыгали в долговую яму? Почему бескорыстно передавали деньги NNN и NNN? На каком основании принимали на себя всю вину за содеянное, так и не увидев денег? Следователь тоже был озадачен - так и не смог объяснить этот массовый психоз, отягченный шизоидными проявлениями мании самоунижения и самоистребления...

Опустим. У меня вопрос другой: зачем следователь упомянул о том, что ООО «…» является постоянным клиентом ОАО «…банк» и имеет лицевой и расчетный счета в данном банке? Наверное, он хотел подчеркнуть, что герои повествования были знакомы с банком раньше и даже имеют с ним теплые, приятельские отношения. Значит, они дружат! Отметим очевидно полезный воспитательный момент документа. Очень мило, а главное - педагогично. Столько народу потом читало это уголовное дело и проникалось его теплотой и душевностью, а сколько еще прочтет! Почему б ему (прям по Юнгу) и не сделаться достоянием нашего русского коллективного, не побоюсь этого слова, бессознательного?

Напрасно вы сели в кресле, расслабившись, напрасно расправили сведенные плечи. Доп.офис  ОАО «…банка»-то влип: далее следователь изобразил нечто недвусмысленно похожее на преступное взаимодействие руководства ООО «…» и руководства доп.офиса  ОАО «…банк», предположив, что имели место быть «откаты».

Но опять же, кто в этом виноват? Конечно, это - ужасные преступники: как минимум 10 не знакомых между собою человек. Разве это не очевидно!? А кто, по-вашему, предоставлял в банк фиктивные справки с места работы ООО «…», при этом, никогда не работая в данной организации? 

Неизвестно (никто уже не скажет), каковы были намерения NNN и NNN. На первый взгляд, они беспокоились о судьбе неблагодарных и ужасных преступников, выписывая на их имя справки о доходе за несуществующий период. А на фига, спросите вы, они им сдались? Возможно лишь два объяснения:

  1. NNN и NNN начитались Библии и прониклись вселенской заботой о душах заблудших.
  2. NNN и NNN были доброжелательными и заботливыми нюшечками. Они предположили, что никогда не работавшие в организации  ужасные преступники не могли бы самостоятельно добыть справки с несуществовавшего места работы. Там же печати и подписи бухгалтера и руководителя. Поэтому руководители ООО «…» сами выписали эти справки и предоставили их руководству доп.офиса  ОАО «…банк». Это, в общем, очень жизненно.

Лист дела №…. Следственный отдел задает вопросы свидетелю обвинения – бухгалтеру ООО «…»:

«Вам были представлены справки для получения ссуды в ОАО «…», выданные Вашей организацией о том, что (имена преступников) являются сотрудниками Вашей организации. Что Вы можете пояснить по данному факту?

Ответ: я поясняю, что действительно указанные лица в нашей организации не работали, заработная плата им не начислялась, не выплачивалась. Однако, данные справки выписывала я по указанию NNN, либо иногда NNN,  как мне сообщили, это их дела и я не должна была ничего спрашивать, а выполнять то, что мне велели…»

О, как. Видали? Ну совершенно неполиткорректный наезд на замечательных и благородных нюшечек! Чем оправдано такое мнение? Разве неясно, что NNN и NNN, стало быть, заботились о конфиденциальности и неразглашении сведений, компрометирующих ужасных преступников.  

«…Впоследствии я отказалась выдавать такие справки,…»

Еще бы! Принимая во внимание чем там, мягко говоря, запахло…

«…Я знаю, что данные справки нужны были для предоставления в банк для получения ссуды…»

Отчасти можно предположить, что этот свидетель не прост. Как еще можно объяснить некоторый осознанно длящийся период выдачи таких справок? И что же все-таки остановило дрожащую руку бухгалтера? Думаю, этот свидетель вырос в недружественной атмосфере, впитав в себя принцип выживания : «Дают - бери, бьют - беги!». Тоже жизненно.

«…Заработная плата, указанная в справке так же не соответствовала тем заработным платам, которые были у других рабочих. Данные справки я нигде не регистрировала, так как знала, что они не соответствуют действительности…»

Интересно, а сколько таких справок было?

 «…Кому были впоследствии выданы кредиты, мне неизвестно…»

Тут свидетель обвинения (если его все еще можно так называть), мягко говоря, лукавит – кому были впоследствии выданы кредиты ему доподлинно известно из Ф.И.О, записанного в этой самой справке.

«…Каких-либо запросов по предоставлению информации о работающих у нас сотрудниках, в том числе и по лицам, которым выдавались справки, но не работающим у нас, от банка не поступало».

А нафига ему это надо? Ему  на «откатах» спокойно и попе тепло. Однако, глаза - не попа. Они всё видят.

Вот, например, возьмем хотя бы глаза второго свидетеля обвинения.

В частности - они заметили (лист дела №…):

«… в августе 2008 года к нам обратилась (ФИО преступницы)…при этом (ФИО непонятно кого) были предоставлены документы, необходимые для получения кредита… проверив все предоставленные (ФИО непонятно кого) документы… оформление кредита нами было одобрено и составлен кредитный договор, в котором расписался сам заемщик (ФИО непонятно кого)… по истечение 3-х дней кредит был выдан лично в руки (ФИО преступницы)…»

Круто! У меня только один доп. вопрос. Такой, чисто практически-недоуменный: а как, собственно, получилось, что банк проверял документы (ФИО непонятно кого), а выдавал кредит (ФИО преступницы)? Чем оправдано? А, ладно, дальше - страшнее.

«… я не видела, что бы NNN оказывал помощь в оформлении кредита (ФИО преступницы), но в 2008 году он почти ежедневно находился у нас в банке, поэтому я на него внимания не обращала, и чем он занимался в банке, а так же знаком ли он с (ФИО преступницы), я не знаю.»

Какое-то странно расходящееся косоглазие: один глаз фокусируется на NNN другой разворачивается на 180 градусов и смотрит в мозг. Тут, по всей видимости, с мозгом случается коллапс, и сознание погружается в пространственно-временной континуум. И так весь 2008 год – ежедневно наблюдать не сотрудника банка и при этом странно не замечать его так же ежедневно. Теперь становится понятно, почему по документам (ФИО непонятно кого), кредит был выдан (ФИО преступницы)

Все эти письменные материалы легли в основу обвинительного заключения и были направлены в суд.

Суд, как полагается, ознакомился с материалами дела и согласился с обвинением.

Надзор, в свою очередь,  установил, что органами расследования и судом были соблюдены гарантированные (ФИО преступницы)  законом права – нарушений уголовно-процессуального закона по делу им не усматривалось и так далее по цепочке – в ЕСПЧ. ЕСПЧ, как всегда, объявил жалобу неприемлемой и отказал.

Ну прям массовое странно расходящееся косоглазие какое-то…

А может это я ненормальная?