Научная статья №2

ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ИНСТИТУТА
ГРАЖДАНСКОГО БРАКА В РОССИИ.

Н.В. САРЫЧЕВА



Сарычева Нина Владимировна, аспирант юридических наук Московского института экономики, политики и права по специальности 12.00.03, адвокат Краснодарской краевой палаты адвокатов.

Автор анализирует исторически сложившиеся законодательный подход в урегулировании семейно-брачных отношений в период от Октябрьской революции 1917 года до настоящего времени.

Ключевые слова: концептуальные изменения семейного законодательства; система оснований признания фактических брачных отношений.

THE HISTORY OF THE CIVIL MARRIAGE IN RUSSIA N.V.Saricheva

Saricheva Nina Vladimirovna, graduate student of Laws of the Moscow Institute of Economics, policy and law on specialization 12.00.03, advocate of the Krasnodar regional chamber of advocates.

The author analyzes historically legislative approach in the regulation of family and marriage relations in the period from the October revolution of 1917 to the present.

Keywords: conceptual change family law; the system of the grounds for recognition of the de facto relationship.

Согласно определению БСЭ гражданским браком называется брак, оформленный в соответствующих органах государственной власти без участия церкви.

До Октябрьской революции 1917 г. браком считался союз, оформленный по религиозным канонам конфессий, к которым принадлежали лица, вступавшие в брак. Вместе с тем, браки раскольников составляли исключение, так как получали юридическое признание только после их регистрации в правоохранительных (полицейских) органах. Именно браки раскольников ещё в те времена получали статус «гражданских браков», поскольку были оформлены в государственном органе, а не по религиозным канонам.

Декрет ВЦИК и СНК о гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния от 18(31) декабря 1917 г. провозгласил, что Российская Республика впредь признает лишь гражданские браки. Гражданский брак совершается на основании такого правила: «Лица, желающие вступить в брак, словесно объявляют или подают о том, по месту своего пребывания, письменное заявление в отдел записей браков и рождений при городской (районной, уездной или волостной земской) управе.

Примечание. Церковный брак, наряду с обязательным гражданским, является частным делом брачущихся.»

Пункт 12 Декрета ЦИК и СНК РСФСР «О расторжении брака» от 19 декабря 1917 г. устанавливал, что «все ныне производящиеся в духовных консисториях ведомства православного и пр. исповеданий, в правительствующем синоде и всяких учреждениях иных христианских и иноверных исповеданий и у должностных лиц по управлению духовных дел всяких исповеданий дела о расторжении браков, по коим не постановлено решений, или постановленные решения еще не вступили в законную силу, признаются, силою сего закона, уничтоженными и подлежащими, со всеми архивами, находящимися в производстве вышеназванных учреждений и лиц бракоразводных дел, немедленной передаче для хранения в местные окружные суды».

Декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» 20 января (2 февраля) 1918 окончательно лишал заключаемые заново церковные браки правового значения (за браками, заключенными в церковной форме до принятия декрета, сохранялась юридическая сила относительно раздела имущества и наследования, и они не нуждались в переоформлении).

Таким образом, брак, зарегистрированный в отделе записей браков и рождений при городской (районной, уездной или волостной земской) управе стал единственно признаваемой в нашей стране формой брака. Все остальные формы соглашений о создании семьи считались незаконными и не имели юридической силы.

Вообще, осуществление в постреволюционной России деятельности по отделению церкви от государства, призвано было юридически обеспечивать взаимоотношения между супругами с помощью светского законодательства, поэтому единственной формой брака теперь считался гражданский, то есть светский брак. Брак стал называться гражданским в отличие от прежнего брака — церковного, религиозного. Именно поэтому в раннесоветских декретах, а также в КЗАГС (Кодексе законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве РСФСР) 1918 года, присутствовало понятие «гражданский брак», - в противовес ранее устоявшемуся «церковному». Но впоследствии, начиная с КоБС РСФСР этот термин уже отсутствовал, так как в это время уже все браки оформлялись исключительно в органах государственной власти без участия церкви.

Первый российский кодекс — КЗАГС (Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве РСФСР 1918 г.) также определял: «Только гражданский светский брак, зарегистрированный в органе записей актов гражданского состояния, порождает права и обязанности супругов, изложенные в настоящем разделе. Брак, совершенный по религиозным обрядам и при содействии духовных лиц, не порождает никаких прав и обязанностей для лиц, в него вступивших, если он не зарегистрирован установленным порядком» (ст. 52).

Так, при толковании статьи 52 Кодекса 1918г., в соответствии с которой только зарегистрированный в отделе записи актов гражданского состояния брак порождал права и обязанности супругов, становится очевидным, что «Статья 52 отнюдь не имела намерения поразить притязания незарегистрированной жены, и она должна признаваться имеющей все те права по имуществу, как и та, брак которой оформлен».

Кроме того, суды в своих решениях часто противоречили действовавшему КЗАГСу. Так, к примеру, «Советское государство не навязывает обязательной регистрации брачных отношений» определил Высший судебный контроль по гражданскому делу № 47419214. Такое отношение законодателя к незарегистрированному сожительству зародила марксистколенинская идеология. Так, Ф. Энгельс в работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» отметил полную зависимость жены от мужа и, как следствие этого, неравенство супругов в брачных отношениях прошлых столетий. Главное завоевание социализма по отношению к браку, как считал Ф. Энгельс, - возможность для женщины участвовать в общественном производстве. Таким образом, отпадает необходимость в браках по расчету и на их место придут браки, основанные на «индивидуальной половой любви».

Я.Н. Бранденбургский в книге «Семейное, брачное и опекунское право РСФСР» писал: «Брак своим возникновением и развитием обязан экономическим отношениям той или другой исторической эпохи. С изменением этих экономических отношений должен измениться и институт брака. С исчезновением этих отношений брак подлежит исчезновению».

В условиях России прямой переход от церковного к гражданскиму браку воспринимался населением тяжело и неоднозначно, так, например, 21 октября 1918 г. было издано постановление ВЧК, которое объявляло, что «пометки в паспортах о церковном венчании, присвоение на основании церковного венчания женщине фамилии лица, с которым она венчалась, отметка милицией таких лиц как состоящих в браке и выдача венчавшейся паспорта на фамилию гражданина, с которым она венчалась, является саботажем декрета о гражданском браке, присвоением чужой фамилии и звания мужа или жены, т. е. срывом декретов рабоче-крестьянского правительства, а для служащих милиции — преступлением по должности».

Вместе с тем, перепись 1923г. отметила около 100 тысяч незарегистрированных браков, причем свыше 30% их продолжалось длительное время, в семьях росли дети.

Кроме того, на практике было обнаружено массовое «использование брака в целях эксплуатации» . Такая проблема особенно ощущалась в деревнях, где получила распространение практика «брать жен на сезон», то есть на лето, «на время страды». Поправить сложившуюся ситуацию могла бы мера, в соответствии с которой фактические браки получили бы правовое признание.

Сторонники системы Кодекса 1918г. отмечали, что «уравнение фактических браков с зарегистрированными в особенности неприменимо для деревни, где с одной стороны, еще достаточно крепко влияние церкви и обязательная регистрация брака продолжает играть еще серьезную роль в ослаблении этого влияния и где, с другой стороны, охрана фактических браков, приводящая к частным разделам дворов, наносит серьезный урон крестьянскому хозяйству».

Сторонники противоположной точки зрения указывали на то, что нельзя переоценивать значение формального момента в браке, а также, что, несмотря на обязательность регистрации, провозглашенную Кодексом 1918г., фактический брак представляет собой довольно распространенное явление.

Я.Н. Бранденбургский в своей статье под названием «Вопросы семейного и гражданского права», написанной к проекту Кодекса законов о браке, семье, и опеке, подчеркивал, что «теперь, с падением капиталистического и церковного строя и с уничтожением сословий, отпало всякое материальное содержание для различия брачного и внебрачного сожительства. Последнее учитывается в глазах закона не только как факт, но и как правовое состояние, и, следовательно, не может быть больше речи о юридической недействительности брака, раз таковой в действительности существует. Совершенно очевидно, что брак действителен независимо от того, зарегистрирован он или нет».

Таким образом, после длительных и горячих дебатов на сессии ВЦИК верх взяла точка зрения правового признания фактического брака наряду с зарегистрированным в органах ЗАГСа. И если изначально полного равенства между ними не было, то в дальнейшем судебная практика их уровняла: в Определении ГКК ВС РСФСР по делу №36188: “...так называемый фактический брак должен пользоваться теми же юридическими правами и обязанностями, коими пользуется зарегистрированный брак” .

В проекте нового Кодекса законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 г. содержалось правило о признании регистрации брака факультативной, о признании правовой силы и за внебрачным сожительством.

Тем не менее с принятием КЗоБСО РСФСР регистрация брака сохранялась «как в интересах государственных и общественных, так и с целью облегчить охрану личных и имущественных прав и интересов супругов и детей».

Термин «фактические брачные отношения» был введен в юридическое употребление с принятием КЗоБСО (Кодекса законов о браке, семье и опеке) РСФСР 1926 г.

Так что вплоть до 1944 года действовало положение, закреплённое ст. 3 КЗоБСО РСФСР 1926 г., что «Доказательствами брачного сожительства в случае, если брак не был зарегистрирован, для суда являются: факт совместного сожительства, наличие при этом сожительстве общего хозяйства и выявление супружеских отношений перед третьими лицами в личной переписке и других документах, а также, в зависимости от обстоятельств, взаимная материальная поддержка, совместное воспитание детей и пр.»

По мнению некоторых исследователей, именно во время Великой Отечественной войны в связи с дестабилизацией общества в условиях военных действий, государство было вынуждено предпринимать компенсирующие меры, и в частности отказаться от действовавших ранее принципов регулирования вопросов брака и придать юридическое значение зарегистрированным бракам.

Автор реферата с этим мнением не может согласиться, так как вместе с признанием государством наравне с зарегистрированным браком факта сожительства, неясность и путаница возникла в вопросах наследственного права. Трудности заключались в том, что в соответствии с параграфом 131 Инструкции НКЮ от 15 декабря 1930 года «О государственном нотариате» нотариальный орган не мог выдавать свидетельств о праве наследования лицам, состоящим в фактических брачных отношениях с наследодателем. Поэтому переживший фактический супруг вынужден был обращаться в суд и устанавливать там наличие брачных отношений с наследодателем.

Таким образом, стало очевидным то, что институт семьи необходимо восстанавливать. Начало было положено с принятием Постановления ЦИК и СНК от 27 июня 1936г. «О запрещении абортов, увеличений материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов и о некоторых изменениях в законодательстве о разводах» , которое стало первым нормативным актом Советского государства, направленным на «укрепление семьи» вместо ее «раскрепощения».

Хотя вопрос о фактическом браке, о котором в Постановлении не говорилось не слово, еще не был решен, отдельные публикации юристов указывали на необходимость принципиальных изменений брачно-семейного законодательства. Так, к примеру, Ф. Нахимсон при обсуждении данного Постановления поставил вопрос о судьбе фактического брака: «Остается ли у нас фактический брак или вводится обязательная регистрация брака. Если фактический брак остается, то тогда все санкции за развод теряют до известной степени свой смысл».

Кроме того, в конце 30-х годов, на страницах юридической печати велось много дискуссий о значении регистрации брака. Так, к примеру, В.И. Бошко писал: «...в целях борьбы против легкомысленного отношения к браку... должно... найти в ГК такую формулировку, из коей явствовало... , что для советского государства регистрация брака является актом совершенно небезразличным и, следовательно, оно. всячески и постоянно призывает граждан регистрировать свой брак, наделяя лиц, состоящих в зарегистрированном браке, рядом преимуществ перед теми, кто состоит в фактическом браке» . М.О. Рейхель писал: «Стимулирующее влияние обязательной регистрации не вызывает сомнений»

Таким образом, в конце 30-х годов назрела необходимость принять все меры для того, чтобы семья, наконец, стала настоящей ячейкой общества.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. юридическое значение вновь было придано лишь зарегистрированным бракам. Сожителям предоставлялось право зарегистрировать свой союз, созданный до Указа, который обретал юридическую силу с обозначаемой ими даты. В то же время при отказе одного из них от оформления брака другой лишался права по суду доказывать наличие фактических брачных отношений. Установление фактических брачных отношений (точнее было бы сказать, факта сожительства), возникших до 8 июля 1944 г., стало возможным, когда оформление брака не могло состояться вследствие смерти «фактического супруга», пропажи без вести на фронте. Порядок установления этого факта регулировался Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 ноября 1944г.

Впервые законодательно признавалась обязанность производить в паспортах обязательную запись зарегистрированного брака с указанием фамилии, имени, отчества и года рождения супруга, места и времени регистрации брака (п.22 Указа). Таким образом, с этого времени, только регистрация брака порождала имущественные права и обязанности супругов. Учитывая эти обстоятельства, Президиум Верховного Совета СССР Указом «О порядке признания фактических брачных отношений в случае смерти или пропажи без вести на фронте одного из супругов» от 10 ноября 1944г. предоставил фактическому супругу право просить народный суд о признании его супругом умершего или пропавшего без вести лица.

Далее был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945г. «О порядке применения Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944г. в отношении детей, родители которых не состоят между собой в зарегистрированном браке» , где отмечалось, что «в случае вступления матери в зарегистрированный брак с лицом, от которого она ранее родила ребенка и которое признает себя отцом ребенка, ребенок приравнивается во всех отношениях к детям, родившимся в зарегистрированном браке. Ему присваивается отчество по имени отца и, с обоюдного согласия родителей, фамилия отца».

Основным аргументом в пользу состоявшихся перемен была названа необходимость в интересах семьи, в интересах будущего подрастающего поколения обеспечить устойчивый, стабильный брак, которым и является брака зарегистрированный в органах ЗАГСа.

Кроме того, к этому времени было достигнуто реальное равноправие мужчины и женщины, «отпала необходимость охранять интересы женщины признанием за ней определенных имущественных прав при фактических брачных отношениях».

Так закончился единственный период в истории советской России, когда незарегистрированные браки имели юридическое значение. Но, тем не менее, фактический брак не ушел в прошлое. Он продолжал существовать, и его распространенность не только не сокращалось, но, по некоторым косвенным данным, даже возрастало. В последующие советские годы сожительство порицалось общественным мнением. Незарегистрированный брак не только не порождал правовых последствий, но и создавал препятствия в жизни людей.

Ныне действующий Семейный кодекс РФ, как и КоБС (Кодекс о браке и семье) РСФСР 1969 года, избегают использования терминов «фактический брак», «фактические брачные отношения». Для обозначения лиц, состоящих или состоявших какое-то время во внебрачных отношениях, здесь использованы словосочетания «лица, не состоящие в браке между собой», «живущие семейной жизнью».

Статья 1 Семейного кодекса РФ 1996 года закрепляет: «признается брак, заключенный только в органах записи актов гражданского состояния».

СК РФ избегает использования терминов «фактический брак», «фактические брачные отношения». Для обозначения лиц, состоящих или состоявших какое-то время во внебрачных отношениях, здесь используется словосочетание «лица, не состоящие в браке между собой».